Похоже, реальный банковский бизнес сейчас всё больше сосредотачивается в рознице: спрос на кредиты со стороны реального сектора свернулся, на финансовых рынках — некомфортно. Единственные верные «соратники» — частные вкладчики и заёмщики. В этом сегменте всё тоже непросто складывается. Банк России предпринял ряд мер, ограничивающих как банковской аппетит к высокомаржинальному кредитованию физических лиц, так и размер депозитных приманок для них — ставок по вкладам. И на этих действиях регулятор, судя по всему, останавливаться не намерен. Да и сами граждане стали более осмотрительными и пугливыми: у всех на памяти декабрьская паника вкладчиков. Как в этих новых условиях будут развиваться отношения между банками и частными клиентами?

БДМ: Существует ли, на ваш взгляд, опасность повтора зимнего «бегства» вкладчиков? Что может его спровоцировать? Для каких банков эта угроза более реальна?

Алексей Кирюшенков: Конечно, существует. При неизменности рыночных и макроэкономических первопричин массовой паники добавились существенные риски, связанные с политической ситуацией. Поэтому вероятность «бегства» вкладчиков даже повысилась, о чём свидетельствуют факты. СМИ сообщают, что в I квартале этого года россияне изъяли из банков почти 400 миллиардов рублей. Они даже не перевели свои сбережения в госбанки, а вывели в кэш. Разумеется, на фоне нестабильной внешнеполитической ситуации, а также проводящегося Банком России курса по ликвидации проблемных кредитных организаций наиболее подвержены риску вывода денежных средств коммерческие банки, имеющие наименьший размер активов. Величину ставок по депозитам ограничивают нормативы регулятора, при этом вкладчики становятся всё более требовательными и «трепетными». Как, с помощью какой политики — бонусы, дополнительные сервисы, что-то ещё — удержать «старых» и привлечь новых клиентов? Реалии работы банков в усложнившихся условиях таковы, что необходимо искать новые способы и формы общения с клиентами, и всё более важным и актуальным становится удержание клиентов, повышение их лояльности. Для этого могут использоваться разные способы: создание новых, более удобных сервисов и каналов взаимодействия, но самое главное — клиенты должны увидеть и почувствовать, что банк хорошо «слышит» и понимает каждого из них. Когда появится такое понимание, банк может предложить клиенту новое качество обслуживания, и клиент обязательно это оценит. В частности, более полноценно увидеть и понять клиента помогают бизнес-решения компании «Неофлекс». Например, программный комплекс Neoflex FrontOffice изначально создавался для выполнения таких задач. Спрос на кредиты со стороны предприятий сворачивается. А как вы оцениваете потенциал спроса со стороны частных заёмщиков, получающих зарплату на тех же предприятиях? Можете ли ранжировать этот потенциал по группам заёмщиков и по видам кредитных продуктов?  Зарплатные проекты уже давно разрабатываются банками в качестве канала продаж кредитных продуктов, поэтому особенных прорывов (всплесков) ожидать не приходится. Но в сегодняшних условиях пересмотр банками степени внимания, уделяемого клиентам, в том числе и корпоративным, увеличение точности понимания их потребностей, даже потенциальных, на перспективу, может помочь более качественно кредитовать клиентов зарплатных проектов. Многие банки заявляют, что перестраивают свою розничную кредитную политику: намерены переключиться с обслуживания «маргинальных» (магазинных, «с улицы») заёмщиков на «вменяемых» (со стабильным достатком выше среднего). Как реально можно провести такой отсев-водораздел: ориентироваться только на «зарплатных» клиентов? К тому же POS-кредитование, карточное кредитование — слишком прибыльные, лакомые куски банковского бизнеса. Можно ли выстроить надёжную бизнес- модель, чтобы не отказываться вовсе от таких высокомаржинальных, но и высокорискованных операций?  Такие бизнес-проекты возможны и сейчас реализуются. В частности, крупные розничные банки, зажатые требованиями ЦБ по формированию резервов под высокорисковые кредиты, создают «под боком» небанковские структуры по кредитованию subprime-сегмента и даже по микрокредитованию. При этом, конечно же, произойдёт уменьшение рынка POS-кредитования, но возможности получения кредитов любой категорией заёмщиков останется. В этих условиях для банков, продолжающих использовать прежние модели карточного и POS-кредитования, крайне важно соблюдать требования регулятора и более качественно оценивать и сегментировать свою клиентскую базу. У компании «Неофлекс» есть для этого современные проверенные решения, предоставляющие возможность существенной оптимизации и экономии на определении размера резервов. Насколько реален, по вашему мнению, кризис «плохих» долгов в обозримом будущем? Кризис «плохих» долгов — неотъемлемая составляющая массового кредитования, в том числе поэтому регулятор и проводит политику ужесточения требований в этой сфере. Замечу, что России ещё далеко до тех объёмов кредитования и долгов, которых давно достигли в США и во всех развитых странах Европы.

Источник: Банки и деловой мир


Поделиться

Вернуться к списку публикаций