Частота законодательных изменений, ужесточающих требования к электронному документообороту между государственными ведомствами и банками, уже не удивляет последних, но и не оставляет им выбора: вслед за публикацией очередной инициативы кредитные организации вынуждены вновь и вновь пытаться изобрести велосипед, чтобы уложиться в срок и избежать штрафных санкций. По сути, мы наблюдаем процесс, схожий с процессом формирования любого другого рыночного тренда. Тренд на законодательные изменения - вот что мы видим сегодня.

Участвуют в его становлении более 50 государственных структур: Федеральное казначейство, Федеральная служба судебных приставов, Федеральная налоговая служба, Росреестр, Пенсионный фонд России, Федеральная таможенная служба, Московский портал городских услуг, Росстат и Нотариат (Реестр движимого имущества) и многие другие. И их цель вполне прогрессивна - сделать невозможным проведение коррупционных, мошеннических схем и добиться прозрачности бизнеса. Однако для банков зачастую благими намерениями ведомств выстлана дорога к серьезным проблемам. Даже отследить все изменения непросто. Что же тогда говорить о попытке полного законопослушания?

Чтобы понять масштабы происходящего, достаточно перечислить изменения, принятые только за последние месяцы. С 1 июля 2014 года банки обязаны в течение трех дней передавать в налоговый орган информацию об открытии, изменении реквизитов и закрытии счетов, принадлежащих как организациям, индивидуальным предпринимателям, так и физическим лицам. И все это в электронном виде. В ближайшее время банки ждут изменений, которые коснутся требований к обработке запросов от ФНС и по физическим, и по юридическим лицам.

Достойны внимания изменения в 115-ФЗ, введенные законом N 110-ФЗ 5 мая 2014 года и затрагивающие сферу упрощенной идентификации физических лиц. Закон описывает условия и способы проведения этой процедуры, а суть изменений в нем сводится к следующему: лица, не прошедшие идентификацию, не могут переводить денежные средства с неперсонифицированного электронного средства платежа. Установлены ограничения на бесконтрольное получение некоммерческими организациями денежных средств или имущества от иностранных граждан, организаций и т.п.

Упрощенная идентификация может быть произведена одним из трех способов: посредством личного представления клиентом - физическим лицом документов, что не относится к электронному способу идентификации, посредством направления клиентом - физическим лицом кредитной организации сведений о себе (ФИО, паспорт, СНИЛС, ИНН, ПОМС и/или номер мобильного телефона) или посредством прохождения клиентом авторизации в единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА). Предоставленные сведения сверяются с эталонными, содержащимися в информационных системах органов государственной власти, с помощью единой системы межведомственного электронного взаимодействия. При этом операторы ИС ФОИВ, ПФР, ФОМС, оператор ЕСИА в срок до 1 октября 2014 года обязаны безвозмездно обеспечить возможность использования кредитными организациями соответствующих информационных систем для упрощенной идентификации клиентов - физических лиц. Сервисы ФМС, ПФР уже обрабатывают подобные запросы, а ФНС и ФОМС активно ведут работу в этом направлении. Для идентификации клиента или обновления информации о нем банки обязаны пользоваться открытыми базами данных федеральных органов исполнительной власти, об этом свидетельствует Указание Банка России от 21 января 2014 г. N 3179-У, инициированное ФМС. 12 марта 2014 года появилась утвержденная Федеральным законом N 34-ФЗ возможность электронного взаимодействия с ФССП. Кроме того, стало известно о новых форматах ЭДО с ФТС. В прессе неоднократно обсуждалась проблема взаимодействия с FATCA. Налоговики США ведут поиск своих граждан, уклоняющихся от налогов, по всему миру. Если банк отказывается передавать информацию о резидентах, ему грозит удержание до 30% средств на счетах банка в других странах. Изменения и требования, пусть и менее глобального характера, появляются постоянно. Кредитная организация должна быть в курсе даже незначительного совершенствования законодательства, и это не единственная ее задача.

На порядок сложнее организовать электронное взаимодействие банка с многочисленными ведомствами по различным каналам (СМЭВ, ЦБ, B2B) так, чтобы документы обрабатывались быстро, без сбоев и контролировались все сроки их отправки в государственные организации. Понятно, что справиться с таким потоком информации вручную просто невозможно. До недавнего времени банки использовали самописные решения на основе АБС или устанавливали отдельные модули (адаптеры), каждый из которых решал локальную задачу электронного взаимодействия с определенным ведомством. Приходилось сочетать несколько таких адаптеров, интегрируя их с основными системами банка. Недавно появился новый класс ИТ-платформ, обеспечивающих ЭДО с большинством государственных организаций. При необходимости на основе единой платформы по общим правилам разрабатывается новый модуль. Таким образом, любое ведомство может быть включено в электронный документооборот с банком. Для кредитных организаций единая платформа удобна еще и тем, что благодаря комплексному решению итоговые затраты на поддержание законодательства и требований госорганов существенно ниже. Необходимые модули можно подключать постепенно, а при выходе новых законов настраивать уже существующее решение.

Сегодня российские банки не спешат всерьез заняться обеспечением ИТ-поддержки взаимодействия с государственными структурами, хотя паровоз электронного документооборота уже не остановить. Мировой опыт подсказывает, что в среднем для полноценного развития системы электронного взаимодействия требуется около 5-10 лет, но при условии активного участия государства в ее технологическом воплощении.

Оригинал статьи на RG.ru («Российская газета»)

Источник: Российская газета


Поделиться

Вернуться к списку публикаций