CNews: Каковы были предпосылки проведения крупного интеграционного проекта в ВТБ24? Трансформировалась ли по ходу его выполнения первоначальная идея? 

Денис Гузовский: В определенный момент в банке сложилось понимание того, что необходимо целиком менять всю устаревшую инфраструктуру на новую. Когда мы приступили к выполнению нескольких ранее запланированных ИТ-проектов, стало очевидно, что они тянут за собой «ниточки» из смежных областей. Количество необходимых нам «новых» систем и проектов увеличивалось, поэтому появилась идея использовать сервис-ориентированную архитектуру и шину данных в качестве ключевой интеграционной составляющей. Простой транспортной функции для передачи данных было недостаточно, поэтому мы задумали создать некий высокотехнологичный интеллектуальный механизм, обрабатывающий большие потоки информации, благодаря которому вся конструкция «заживет». Далее идея была вписана в целевую архитектуру банка и утверждена для исполнения. 

CNews: Из открытых источников информации известно, что по своему масштабу и задействованному количеству специалистов, систем, а также по своей ценности для бизнеса банка — это уникальный для российского рынка проект. Команда, которая отвечала за его реализацию, впервые выполняла задачу такого масштаба. Что вам дал этот опыт?

Денис Гузовский: Очень много выводов на будущее, найденных ошибок, на которых можно учиться. В частности, мы поняли, что абсолютно неправильно одновременно планировать, например, фронтальные, бэк-офисные работы и интеграционные. Работы в части интеграции долго «стояли», ожидая требований, сформированных от конечных систем. А ближе к концу проекта началась «массированная» атака в виде резкого увеличения количества заданий категории «срочно» и «важно» по интеграционной части. Недочетом стало и незаложенное на таком масштабе право на ошибку. Количество change-requests в интеграционном проекте, его фундаментальной части, составило 30% объема, ведь самый сложный — первый шаг. Мы передумывали, ошибались, искали новые пути кастомизации, однако время и ресурсы на это не были изначально запланированы. 

CNews: Известно, что ключевую роль в интеграционной части проекта сыграла компания «Неофлекс» – привлеченный внешний поставщик ИТ-услуг и решений. Расскажите, пожалуйста, что стало решающим фактором в выборе подрядчика? 

Денис Гузовский: Конкурс был многофакторный и проводился с очень жесткими условиями. Мы запросили у Oracle, кого они рекомендуют из своих партнеров, и изучали их текущий опыт на российском рынке. Кроме того, тщательной оценке подверглись опыт и знания потенциальных кандидатов в построении шин данных, наличие достаточного количества специалистов определенных квалификаций. Собрав результаты воедино, мы определись с существенными критериями, и им наиболее полно соответствовала компания «Неофлекс».

Полную версию интервью вы сможете прочитать, пройдя по ссылке.

Источник: Cnews


Поделиться

Вернуться к списку публикаций