— Выходя на российский рынок, иностранные банки сталкиваются с двумя проблемами: им необходимо обеспечить свою работу в соответствии с корпоративными стандартами и одновременно обеспечить подготовку отчетности согласно требованиям Банка России. Какие существуют подходы к решению этой задачи? В чем их плюсы и минусы? Елена Лукутина: Подходов несколько, и их всегда рассматривают. Первый вариант: банк на российском рынке начинает работать на российской АБС и при этом в соответствии с корпоративными требованиями вручную или с помощью примитивных средств автоматизации готовит отчеты для головного офиса. Второй, крайний вариант, состоит в том, что принимается решение внести все необходимые изменения в корпоративную систему. Это может быть и собственная разработка иностранного банка, и решение иностранного вендора. Третий подход — это поиск компромисса в использовании российской АБС, которая обеспечивает локальные требования, и иностранной АБС — корпоративного стандарта банка. Самый популярный подход — третий. Он заключается в решении нетривиальной задачи по трансформации западного учета, реализованного в АБС иностранного вендора, в российскую систему учета, удовлетворяющую требованиям ЦБ РФ по ведению учета и представлению обязательной банковской отчетности. Реализовать эту трансформацию можно либо в одной из систем, либо в интеграционной платформе. Путь на основе интеграционной платформы предпочтительнее: платформа выступает в роли промежуточного слоя, в котором реализуется логика трансформации одной схемы учета в другую. Реализация этой логики независима от интегрируемых бизнес-систем, их версий и т.д. Как правило, в этом случае реализовать интеграционное решение, а значит, внедрить АБС иностранного вендора, удается довольно быстро.

— Приведите примеры уже завершенных проектов в этой области, которые дали ощутимые бизнес-результаты. Елена Лукутина: Мы реализовали проект по созданию SOA-решения на базе ПО IBM WebSphere в банке «БНП ПАРИБА» ЗАО, представляющем интересы группы BNP Paribas в России в части корпоративного и инвестиционного банкинга. По результатам проекта заказчик перевел поддержку своих бизнес-операций из отечественной АБС в корпоративную систему Atlas. В ходе проекта был реализован обмен между системами в режиме реального времени продуктовой информацией и операциями по сделкам МБК, Forex, «Кредиты», «Депозиты» и пр.; разработаны модуль генерации проводок в соответствии с РСБУ на основе продуктовых событий, модули реконсиляции, сверяющие значения операций и остатков на счетах двух систем, а также модуль для трансформации и загрузки выписок РКЦ в корпоративную систему банка. Успех этого проекта для нас состоял также в том, что результаты ИT-аудита, проведенного сторонней зарубежной компанией по заказу BNP Paribas, подтвердили правильность выбора технологий интеграции и высокую компетенцию специалистов «Неофлекс» в их применении. Поэтому при выходе на российский рынок компании Cetelem, дочерней структуры группы BNP Paribas, разработка и внедрение интеграционного решения также были поручены нашей компании, оно было также реализовано в SOA-архитектуре, но на платформе IBM WebSphere Process Server. Здесь мы обеспечили взаимосвязанную работу системы автоматизации потребительского кредитования Siclid, которая является корпоративным стандартом Cetelem по всему миру, и российской АБС. Решение ускорило выход Cetelem на российский рынок, оно позволило компании быстро развернуть выдачу потребительских кредитов в точках продаж в десяти городах России — Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Краснодаре, Саратове, Ростове-на-Дону, Воронеже, Новосибирске и Казани. Реализованы также проекты по включению в ИT-архитектуру системы CardSuit в «Русфинанс Банке», Temenos T-24 в КМБ-Банке, проект в «Еврофинанс Моснарбанке». Большой проект сейчас идет в российском офисе банка HSBC. Прямая бизнес-выгода выполненных проектов — это высокая скорость внедрения западной АБС, но есть и дополнительные выгоды. Все наши решения реализованы в SOA-идеологии, основные плюсы которой — возможность быстро интегрировать в ИT-ландшафт новые приложения и оптимальным образом реализовывать распределенные бизнес-процессы. В этом смысле выполненные проекты имеют стратегическое значение для банков — они создают основу для оперативного вывода на рынок новых банковских продуктов. Банк получает такую возможность, поскольку подключение к интеграционной шине необходимого для этого приложения занимает несколько недель.

— Какие задачи выполняет интеграционная шина в проектах внедрения западных АБС? Елена Лукутина : Любая западная корпоративная АБС базируется на международных стандартах учета, которые пока еще сильно отличаются от российских стандартов. Нужна промежуточная прослойка, чтобы переложить операции, которые учитываются в корпоративной системе, на российские счета, российские проводки, «вытащить» по всем операциям, отражаемым в корпоративной системе, параметры, необходимые для формирования российской отчетности. Например, для 302 формы для каждого клиента нужен специализированный код региона, и требуется решить, в какой системе и в какой момент этот код региона будет появляться. При этом прорабатываются несколько вариантов. Есть ли возможность данный параметр завести в корпоративной системе? Когда и каким образом он будет попадать в российскую АБС, будет ли заводиться вручную или рассчитываться автоматически на базе других данных? Логика передачи информации из одной системы в другую и логика перекладки учета из западной системы учета в РСБУ закладываются в интеграционную шину. Поэтому при изменении законодательства можно очень быстро внести коррективы.

— Как организованы промежуточные слои в банках BNP Paribas и Cetelem? Елена Лукутина: В BNP Paribas в качестве основной выступает корпоративная АБС Atlas, в Cetelem — Siclid (система, в которой ведется учет операций с кредитами). Интеграционное решение, которое мы предложили BNP Paribas, работает следующим образом: корпоративные системы ежедневно передают все бизнес-операции в интеграционную платформу, интеграционная платформа все операции и все проводки, сформированные в соответствии с западными стандартами учета, преобразовывает в РСБУ и передает в российскую АБС. Большая сложность была связана с передачей рублевых платежей. В этом проекте был найден компромисс: основной системой для рублевых платежей является российская АБС. В он-лайновом режиме вся информация по входящим платежам передается в корпоративную систему, в которой отслеживается платежная позиция и проводится реконсиляция ностро-счетов. В интеграционном решении также реализован модуль реконсиляции, который сверяет в конце дня остатки по счетам двух систем, обеспечивая тем самым контроль правильности синхронизации бизнес-процессов между системами. Такое распределение функциональности между системами было результатом достаточно длительного обсуждения и согласования общей ИT-архитектуры. Почему было принято именно такое решение? Оно было лучшим с точки зрения скорости реализации интеграции и объемов модификаций интегрируемых систем.

— АБС иностранных вендоров в основе своей имеют западные принципы ведения учета. Можно ли говорить о том, что, приходя в очередной банк, можно предлагать некоторое стандартное решение? Елена Лукутина: Западные стандарты учета — это либеральные требования высокого уровня. Преобразование данных западной системы к требованиям российского учета — это всегда уникальная задача. Ищется соответствие всей информации западной системы информации российской системы, в том числе по счетам и проводкам. Нередко бывает, что в западном учете все операции по кредитам проводятся по одному счету, в то время как по российским требованиям они должны пройти по десяти счетам. Элементы стандартизации могут касаться только архитектуры интеграционного решения, перечня его компонент. Обычно это компоненты мэппировки счетов, мэппировки проводок, генерации проводок, если это необходимо, а также реконсиляции.

— Как быстро реализуются интеграционные проекты? Елена Лукутина: Если взять все время выполнения проекта, то первая его треть уходит на обсуждение и согласование концепции связи между системами, архитектуры интеграционного приложения. В этой работе с нашей стороны принимают участие системные архитекторы, бизнес-архитекторы и аналитики. По каждой функции принимается решение, какая система за нее отвечает, то есть является для неё первичной, а также решение, каким образом информация по функции будет передаваться в другую систему. Например, какая система будет отправлять в РКЦ российские платежи. В каждом конкретном случае мы совместно с банком разрабатываем архитектуру решения. В зависимости от принимаемых решений наши аналитики прорисовывают потоки данных между системами, их регулярность и связи. Наши специалисты разрабатывают также требования по модификации интегрируемых систем, хотя общий принцип здесь один: минимальные изменения интегрируемых систем. В интеграционных проектах работа по выработке архитектуры является наиболее важной и наиболее сложной. Она вызывает наибольшее число споров, дискуссий и требует глубокой банковской экспертизы и со стороны исполнителя, и со стороны наших клиентов — представителей российской стороны. Есть одна большая проблема, о которой необходимо сказать: долгие сроки обсуждений и согласований, как правило, связаны с тем, что специалисты головных офисов западных банков недопонимают всей сложности реализации российской специфики. В BNP Paribas была реализована синхронизация двух систем по всем бизнес-процессам универсального банка за 9 месяцев, включая разработку интеграционного решения, его тестирование и запуск. Сложность проект в BNP Paribas была связана с тем, что одновременно с разработкой интеграционного решения велась работа по внедрению корпоративной АБС — Atlas. Но уже через 1,5 месяца после начала разработки мы запустили первый поток данных между корпоративной и российской АБС. В Cetelem мы фактически дорабатывали то интеграционное решение, которое уже было сделано для BNP Paribas по связи системы Atlas и российской АБС. Если не считать время, потраченное на разработку и согласование общей архитектуры, интеграционное решение было разработано за 3 месяца. В «Русфинанс Банке» мы интегрировали российскую АБС с системой учета операций с кредитными картами CardSuit, которая неоднократно внедрялась в России. Объем доработок по этой системе был оценен адекватно, и мы создали интеграционное решение, необходимое для запуска работы банка с револьверными кредитами, за 4 месяца. — Какова роль вашей команды в SOA-проектах? Елена Лукутина: SOA-проект всегда является частью проекта по внедрению одной или нескольких новых систем. К сожалению, нам не всегда отдают управление всем проектом внедрения, хотя мы с грустью наблюдаем, что проекты задерживаются, выходят из графика. Команда, занимающаяся иностранной АБС, либо не реализует требуемую функциональность, либо реализует не то, что необходимо. Нередко нас привлекают к проекту, когда он заходит в тупик, когда заказчик понимает, что результатов нет. В интеграционном SOA-решении необходимо связать несколько систем. Для этого нужно хорошо разбираться в автоматизируемом бизнес-процессе. В  таких проектах нужно суметь предложить наиболее подходящие способы связи систем, обмена данными и синхронизации бизнес-процессов. Поэтому на таких проектах должны работать высококвалифицированные архитекторы и аналитики, которые компетентны в применяемых заказчиком бизнес-технологиях, в учетных, бухгалтерских вопросах и в области ИТ. Только на стыке этих трех компетенций можно найти разумное и быстро развиваемое решение. 

Геннадий Шилов, директор по ИТ российского подразделения Cetelem: «Сильной стороной компании «Неофлекс» являются исчерпывающие знания требований российского банковского законодательства. Большой практический опыт «Неофлекс» в отражении этих требований в ИT-системах позволил реализовать особенности российской специфики потребительского кредитования в корпоративной бэк-офисной системе Siclid. Это существенно ускорило начало деятельности нашей компании в России».

Аналитический Банковский Журнал, № 1,  2008

Источник: Аналитический банковский журнал


Поделиться

Вернуться к списку публикаций