Еще несколько лет назад ключевая роль в подобных внедрениях отводилась IT-специалистам — в первую очередь программистам самого заказчика или компании-интегратора. Именно они в большей степени понимали внутреннюю логику BPM-систем, в то время как представители бизнеса — те, кому и предстояло в итоге пользоваться готовым решением — нередко имели весьма приблизительное представление о конечном результате проекта. Был существенный риск получить на выходе не совсем тот продукт, который проектировался на этапе сбора требований и подготовки технического задания. Связано это было с тем, что программисты и бизнес-пользователи говорили на разных языках: аналитик заказчика не всегда владел тонкостями  программного кода и потому лишь в ограниченной степени мог влиять на ход разработки и ее результат.

Ситуация начала меняться с появлением средств визуального моделирования — сегодня они приобретают статус универсального инструмента, которым все чаще пользуются и аналитики, и программисты. Первые — в процессе создания модели  бизнес-процесса, вторые — в ходе реализации того же процесса, но уже на этапе разработки IT-решения. Такое сближение позиций создает условия для появления среды разработки, одинаково комфортной и понятной как для бизнес-пользователей, так и для IT-специалистов. Чем большую роль в разработке будут играть визуальные средства, тем выше будет уверенность аналитиков в том, что бизнес-процесс в BPM-появится именно в том виде, в котором был задуман. С развитием применения визуальных моделей объем программного кода в BPM-проектах постепенно сокращается, а значит, снижаются и сроки их реализации. Внесение изменений в визуальной среде разработки — например, в рамках  платформы IBM Business Process Manager —  проходит быстрее и проще, чем в случае корректировки программного кода.

Упомянутая платформа позволяет уже сегодня детально проработать довольно сложный банковский бизнес-процесс — процесс продажи финансовых продуктов. Когда подобный бизнес-процесс настроен для одного банковского продукта, вывод на рынок следующих кредитных предложений возможен в весьма сжатые сроки. Так, например, в банке «Ренессанс Кредит», с которым наша компания сотрудничает многие годы, удалось добиться того, что подключение новых каналов продаж или внедрение новых продуктов проходит в течение одного-двух месяцев. Еще одна тенденция — это применение в связке с BPM-системами решений другого класса — BRMS (business rule management systems). BRMS-решения предоставляют возможность внесения изменений в логику бизнес-процесса без его существенной доработки. Относящаяся к классу BRMS система FICO Сapstone Decision Accelerator позволяет менять стратегии принятия решения по кредитным заявкам в режиме реального времени. Внесение таких изменений может проходить без привлечения внешних или внутренних разработчиков – силами бизнес-аналитиков, например, специалистов по риск-менеджменту. Банк получает возможность быстро адаптировать свои продукты под внешние запросы рынка или под внутренние нормативы уровня риска.

Развитие средств визуального моделирования бизнес-процессов и бизнес-правил ведет росту эффективности бизнеса, снижению временных и финансовых издержек, связанных с BPM-проектами.  Кроме того, BPM-система «дисциплинирует» сотрудников банка, поскольку выполнение ими своих обязанностей во многом контролируется автоматически, а узкие места, возникающие при прохождении бизнес-процесса, становятся очевидны, что позволяет быстро принимать корректирующие меры. Перечисленные факторы делают сферу BPM одним из наиболее перспективных направлений банковской автоматизации на ближайшие годы.

Ссылка на материал

Источник: Банковские Технологии


Поделиться

Вернуться к списку публикаций