В чем состоят основные особенности построения IT-инфраструктуры западного банка в России, чем они обусловлены?
 


Эти особенности во многом продиктованы законодательной базой и, в частности, российским правом в области банковского регулирования. Строго говоря, «БНП ПАРИБА» ЗАО не является в полном смысле слова западным банком. Если в большинстве стран международные финансовые группы открывают филиалы, то в России иностранные банки фактически лишены такой возможности и даже грядущее вступление во Всемирную торговую организацию не изменит ситуацию. Поэтому с точки зрения локальных регуляторов мы — обычный российский банк с соответствующей лицензией, выданной ЦБ РФ, а значит, мы в полной мере соблюдаем все требования российского законодательства. В том числе — требования к бухгалтерскому учету и отчетности. Мы ведем такой же учет, сдаем ту же самую отчетность, как и любой другой российский банк. С другой стороны, международная банковская группа BNP Paribas, владея 100% акций «БНП Париба» ЗАО, включает наши финансовые показатели в консолидированную отчетность группы. Поэтому, наряду с российским учетом и отчетностью, перед банком стоит задача ведения IFRS учета и подготовки отчетности согласно требованиям группы. В свою очередь, это определяет требования к банку, в том числе и к IT-платформе — набор IT-инструментов у российского подразделения BNP Paribas значительно шире, чем, скажем, у филиалов BNP Paribas в Венгрии или Болгарии. Все потому, что фактически у нас два регулятора: внутренний — головной банк группы, внешний — ЦБ. А значит, и две группы требований, обязательных для исполнения. Концептуально при построении IT-ландшафта мы исходили из двух базовых принципов. Первый — эффективность затрат. Второй — функциональная гибкость. В частности, для целей российского бухгалтерского учета и отчетности мы используем российскую систему. Для международного учета и отчетности используется набор корпоративных систем, которые являются стандартными для группы BNP Paribas. В этой категории систем, в основном, собственные разработки группы BNP Paribas, я не стал бы даже их названия приводить — вряд ли они известны рынку, поскольку используются исключительно в нашей банковской группе. Здесь, наверное, важны не названия, а то, какие задачи решаются с помощью этих уникальных корпоративных систем. Совершенно верно! Возьмем в качестве примера корпоративно-инвестиционный бизнес. Набор банковских продуктов и бизнес-процессы доставки этих продуктов клиентам примерно одинаковы в любой стране мира — в банковской сфере результаты глобализации экономики особенно заметны. Будучи международной финансовой группой, BNP Paribas имеет возможность тиражировать стандартные бизнес-процессы, выстроенные за долгие годы в подразделениях, расположенных в ведущих финансовых центрах мира. Таким образом, мы используем стандартные фронт-офисные системы группы BNP Paribas — это несколько специализированных приложений, каждое из которых покрывает продукты определенного бизнес-направления. Далее следует большая группа систем, которые относятся к классу бэк-офисных. Они используются для оформления банковских операций. То есть, если речь идет о финансировании, то это оформление кредитных договоров,  документарных операций и так далее. А если речь идет о сделках на рынках капитала, то это, соответственно, приложения для оформления таких сделок. Эти системы в дальнейшем создают учетные события, на основании которых формируются бухгалтерские проводки по стандарту IFRS в корпоративной системе класса «Главная книга». Отчетность для головного офиса, естественно, также генерируется в стандартной корпоративной системе. Какие задачи решаются с помощью систем российской разработки? Основная задача — учет и отчетность по российским стандартам, которые все еще серьезно отличаются от международных, хотя последние постановления ЦБ, например 372-П, явным образом демонстрируют курс на сближение. Часть этапов обработки банковских операций, необходимых для российского учета, не поддерживается в корпоративных системах, и, соответственно, нам приходится вести двойную обработку операций. То есть, фактически, это параллельный учет? По некоторым продуктам он действительно параллельный. Скажем, если рассматривать коммерческие кредиты, в IFRS учете проценты по ссуде начисляются с первого дня, в российском — со второго. Это приводит к разнице в начисленных процентах на конец месяца. Поскольку для российского учета корпоративная система не адаптирована, приходится вести параллельный учет. Настроить поддержку российских учетных событий в западных системах принципиально невозможно? Для простых продуктов — возможно. Это подтверждается опытом нашего подразделения, занимающегося потребительским кредитованием — Cetelem. У них нет параллельного учета — обработка транзакций производится в корпоративной бэк-офисной системе, в ней автоматически формируются проводки и для IFRS, и — с помощью трансформации — для российского учета. В отличие от Cetelem, мы специализируемся на корпоративном сегменте и рынках капитала, что предполагает наличие большого количества экзотических продуктов — от структурного финансирования до процентных и товарных деривативов. Учет здесь совсем нетривиальный, и настроить поддержку соответствующих операций в корпоративных системах для двух стандартов учета — задача крайне сложная и требующая неоправданно высоких расходов. А как я уже говорил, концептуально мы исходили из принципа эффективности затрат. Поэтому и приняли сознательное решение — не инвестировать в совместимость корпоративных систем с российским учетом. Кроме этого, важном моментом при принятии решения было понимание того, что российские правила бухучета постоянно модифицируются, медленно но верно сближаясь с требованиями IFRS. А значит, нам пришлось бы вкладывать деньги в изменения, необходимость в которых рано или поздно отпадет. Это равнозначно потере инвестиций, что для нас было неприемлемо. Помимо перечисленных систем в вашем банке для составления различных видов отчетности используется хранилище данных. Когда стартовал проект  по его созданию и какова роль хранилища в общей концепции IT? Проект стартовал в прошлом году, а что касается его места в нашей IT-концепции, то применение хранилища данных для решения задач формирования отчетности, и в том числе —обязательной, можно уже считать классический подходом. Кто-то может возразить, что можно успешно решать отчетные задачи и на базе транзакционной системы. Спору нет — можно. Вот только задача построения полномасштабной системы контроля качества данных в транзакционной системе не решается. Попытка реализовать в рамках такого решения расширенный набор проверок качества данных неизбежно приведет к существенному сокращению производительности системы. В конечном итоге, при кажущейся простоте, на практике процесс получения отчетности на транзакционной системе оказывается более трудоемким и затратным по сравнению с решением на базе хранилища данных, за счет усложнения процесса выверки данных и итерационного исправления ошибок. По моему мнению, составление отчетности на базе хранилища, которое изначально рассчитано на сотни проверок качества загружаемых данных является методологически единственно верным подходом. Процесс подготовки отчетности обретает новую форму и качество, что приводит в свою очередь, к сокращению расходов на администрирование данного процесса. Конечно, подобные проекты требуют времени, но я считаю, что в стратегическом плане это правильный выбор.    Если речь зашла о выборе, расскажите, как принималось решение: какой программный продукт использовать, какому подрядчику доверить внедрение хранилища? Решение принималось в рамках стандартной тендерной процедуры, и объявленный конкурс выиграла компания «Неофлекс» со своим хранилищем Neoflex Reporting . Помимо ценовых условий, мы также учитывали другие факторы, и главный из них — наличие у подрядчика отраслевой экспертизы. У «Неофлекса» был серьезный портфель успешных проектов в этой сфере — компания восьмой год занимается созданием хранилищ для банков. Кроме того, мы с этим подрядчиком и раньше сотрудничали – в нашем банке «Неофлекс» провел масштабный проект по интеграции наших корпоративных систем с российской АБС. Свою роль сыграли и положительные отзывы наших коллег по группе BNP Paribas — розничного банка «БНП Париба Восток», который уже более 4-х лет использует Neoflex Reporting для получения обязательной отчетности. Работать с проверенным партнером всегда намного проще. Опять же в части управления проектом не нужно было изобретать велосипед — схемы взаимодействия на разных уровнях уже отлажены. Какие системы сейчас являются источниками данных для хранилища и какие виды отчетности формируются на базе Neoflex Reporting? На сегодняшний день для хранилища единственным источником является российская АБС. Данные поступают в хранилище, где подвергаются многочисленным проверкам, и только потом в хранилище формируются витрины данных, которые и служат для составления обязательной отчетности ЦБ. Проект внедрения решения в самом разгаре, набор формируемых отчетов постепенно увеличивается. В ближайшей перспективе мы планируем реализовать на базе хранилища весь комплекс обязательной отчетности ЦБ РФ. В дальнейшем, мы планируем развивать хранилище, в частности готовы решать задачу подготовки комплекса налоговой отчетности. Но главная стратегическая задача в другом. В долгосрочной перспективе, по мере сближения российских правил учета с IFRS, мы будем расширять набор источников данных, постепенно замещая в этом качестве локальную АБС корпоративными приложениями. Конечная цель — выстроить IT-ландшафт, исключающий двойную обработку операций, и перейти на использование стандартных корпоративных бизнес-процессов не только во фронт-офисе, но и в операционных департаментах. Наличие хранилища данных в IT-архитектуре позволит провести этот процесс максимально безболезненно для подразделений, занимающихся подготовкой отчетности. Такой подход оправдан экономически? В долгосрочной перспективе — безусловно. Ведь мы в любом случае ведем учет в тех системах, которые для BNP Paribas являются корпоративным стандартом. Так зачем же нам двойные расходы, связанные с необходимостью параллельной обработки операций в российской системе? Кстати, в связи с необходимостью двойного учета, с точки зрения расходов на ведение бизнеса, дочерние структуры западных банков в России, вынужденно проигрывают подразделениям тех же банков в других странах. К примеру, при одинаковых объемах бизнеса в России и в странах Восточной Европы, в российском подразделении штат сотрудников операционных подразделений и бухгалтерии будет вдвое больше. Поэтому мы стараемся использовать по максимуму каждую возможность уйти от дублирования каких-либо бизнес-функций и снизить затраты.


Аналитический банковский журнал, №5, 2012

Источник: Аналитический банковский журнал


Поделиться

Вернуться к списку публикаций