Беседовал Егор Владимиров НБЖ: С чем было связано решение создать в банке систему управленческой отчетности на базе хранилища данных? В. ШМАКОВ: Главный мотив, побудивший нас перейти на новый уровень формирования управленческой отчетности, — это масштабы деятельности банка. До начала проекта у нас была децентрализованная система формирования отчетности. Банк многофилиальный. В каждом филиале стоит самостоятельная АБС, и только часть данных передается в центральный офис. Информацию для отчетов было сложно собирать, значительные объемы данных приходилось обрабатывать в ручном режиме. Для формирования управленческой отчетности мы использовали Excel и Access, писали программы на VisualBasic, составляли огромные таблицы. До определенного момента такое положение дел нас устраивало. Но с ростом объемов бизнеса, количества операций, с развитием филиальной сети такую систему стало трудно поддерживать и администрировать. Она также не давала необходимой оперативности получения данных, глубины их анализа, уверенности в их достоверности. Поэтому было принято решение перейти на новый уровень формирования отчетности. Самый эффективный способ создать такую систему, по нашим оценкам, — на основе хранилища данных. Мы начали с управленческой отчетности, поскольку вопрос ее формирования был наиболее актуален.

НБЖ: Какие задачи вы возлагаете на хранилище данных? В. ШМАКОВ: Для принятия решений требуется достоверная информация об истинном состоянии дел. Поэтому первой задачей, которую мы возложили на хранилище, была консолидация всех сведений о деятельности банка в одном месте. Раньше отчеты о своей работе готовили филиалы и отделения, затем они передавались в головной офис. По сути дела, сами подразделения себя и оценивали. Если банк небольшой, это не создает проблем или угроз бизнесу. Но как только организация становится многофилиальной, данные начинают поступать от десятков сотрудников. И тогда у руководителя уже нет уверенности в том, что отчет полный и исчерпывающий. Теперь хранилище является источником информации для оценки работы подразделений. Это позволяет нам нивелировать человеческий фактор.  А. ЗАЙЦЕВ: Второй момент — это оперативность. Согласно нашей прежней практике, данные поступали от одного сотрудника к другому и затем сводились в итоговый документ Excel. При сборе и подготовке информации в отчетах накапливались ошибки.И сама их подготовка требовала значительного времени.И третья задача — на основе данных хранилища должны автоматически формироваться отчеты в необходимых разрезах и с требуемой детализацией.

НБЖ: Каким образом вы вели поиск исполнителя проекта? В. ШМАКОВ: Выбор проводился очень тщательно, нужно было найти не только исполнителя, но и правильное технологическое решение. Мы рассматривали несколько вариантов, изучали платформы, вели переговоры. В результате выбрали компанию «Неофлекс». Здесь определяющую роль сыграло несколько факторов. Во-первых, нас устроила платформа SAP, которую предлагал «Неофлекс». Второй момент — мы уже знали «Неофлекс», его команду по работе на предыдущих проектах.Но главное — это подтвержденный опыт успешных аналогичных проектов в России, который есть у компании. С. ГРЕБНЕВ: Одним из наших условий было российское происхождение исполнителя. На наш взгляд, более эффективно сотрудничать с отечественными компаниями, чем с иностранными, поскольку они лучше воспринимают наши идеи. Мы встречались с коллегами из банков, в которых эксплуатируются системы отчетности, созданные «Неофлекс» на базе хранилищ данных. Результаты проекта подтвердили правильность нашего выбора.

НБЖ: Как была организована работа по созданию системы отчетности? А. ЗАЙЦЕВ: Совместно с консультантами «Неофлекс» мы разработали устав проекта и сформировали проектный офис. Ход проекта контролировал управляющий совет, который возглавил Владимир Шмаков. В него также вошли CIO банка Сергей Гребнев и я как руководитель проекта. Организационный этап занял порядка четырех месяцев, в течение которых мы разработали модель данных хранилища. Построение системы управленческой отчетности мы начали «сверху» — с загрузки в хранилище данных по проводкам, счетам, клиентам, остаткам, сделкам по всем структурным бизнес-единицам банка с тем, чтобы сразу получить основные управленческие отчеты. После этого мы занялись детализацией: созданием справочников продуктов, добавлением разрезов, которых у нас раньше не было,разработкой конкретизирующих аналитических отчетов.

НБЖ: Какие практические задачи сегодня решает система формирования управленческой отчетности? В. ШМАКОВ: Сейчас практически всю управленческую информацию мы получаем из системы. В первую очередь это — управленческий баланс, ОПУ, отчет об эффективности активов и пассивов и производные от них. По данным хранилища мы формируем также отчеты по отдельным бизнес-направлениям: кредитам, депозитам, расчетно-кассовому обслуживанию, пластиковым картам, межбанковским кредитам и валютному дилингу, а также по хозяйственным операциям. Они формируются согласно методологии, реализованной на уровне модели хранилища данных. Мы можем оценить и сравнить эффективные ставки по портфелям, средние ставки по депозитам в разрезе продуктов, средние суммы депозитов, анализируем в разрезе продуктов различную динамику и так далее. Можем развернуть данные, посмотреть их, например, по каждому клиенту, по каждой сделке, то есть посмотреть «под микроскопом» фактически все по любым разрезам.

Акцент Стратегия развития Ханты-Мансийского банка предусматривает его трансформацию в ведущую кредитно-финансовую организацию не только Уральского федерального округа, но и всей Западной Сибири и приграничных с Казахстаном областей России. Сегодня в центре внимания банка — вопросы совершенствования технологий обслуживания клиентов и динамичное развитие филиальной сети.

НБЖ: Что изменилось в работе банка с появлением системы на базе хранилища данных? В. ШМАКОВ: Главный результат — оперативность формирования отчетов, их достоверность и высвобождение человеческих ресурсов. Вся необходимая информация находится в хранилище, поэтому любой отчет делается очень быстро, без участия цепочки исполнителей и без вносимых в отчетность «шумов», связанных с человеческим фактором. На совещаниях теперь все оперируют одними и теми же цифрами, исчезли споры о различиях в показателях. Решения принимаются на основе прозрачных данных. У нас появилась возможность анализировать информацию в таких разрезах, которых мы раньше вообще не имели. Еще совсем недавно на получение отчета в нестандартном разрезе могло уйти много времени или был ответ: «это невозможно». Сейчас же никаких трудностей не вызывает создание, видоизменение отчета, получение нового разреза или новое структурирование данных. В ходе промышленной эксплуатации хранилища мы придумываем и создаем новые виды отчетов. Очень важный для меня момент — доступность всех данных, которые имеются в хранилище. Если я получаю отчет и какие-то цифры вызывают у меня вопросы, я сам могу найти ответ в хранилище. Например, статью баланса посмотреть в любой проекции. Это та информация, которой раньше мне не хватало. Мы ожидаем также, что в конечном итоге численность персонала, занятого подготовкой отчетности, сократится на 15—20%. С. ГРЕБНЕВ: С точки зрения оперативности и достоверности формирования отчетов положительную роль играет транспортная система, передающая данные из АБС в хранилище. Она реализована на WebSphere MQ. Благодаря этой системе мы во многих процессах передачи данных убираем файловый обмен. Транспортная система позволяет гарантированно доставлять данные по шине.

НБЖ: А помогает ли система работать в условиях кризиса? В. ШМАКОВ: Конечно, помогает. Сейчас в банковской сфере развернулась нешуточная борьба за вкладчика. Но одно дело — провести маркетинговые исследования, опросить клиентов, что их привлекает. И совсем другое — получить анализ их предпочтений на основе цифр. Хранилище предоставляет нам детальную информацию: какие ставки, сроки на данный момент самые популярные, какие, наоборот, не пользуются спросом. Появилась возможность оперативного анализа изменения кредитных ставок за любой период. Можно построить отчет в разрезе филиалов и посмотреть, насколько у них выросли кредитные ставки. Можно развернуть отчет по филиалу в разрезе клиентов и увидеть, по каким из них изменилась ставка, а по каким не изменилась. После чего задать вопрос об обоснованности сохранения прежней ставки для конкретного клиента. Сейчас в силу опережающего роста стоимости пассивов над стоимостью активов процентная маржа в банках падает. Для нас принципиально сохранение рентабельности. Благодаря системе мы можем оперативно и в деталях контролировать свою операционную эффективность. С. ГРЕБНЕВ: В настоящее время актуален вопрос слияний и поглощений в банковской сфере. Если необходимо будет подключать к нашему хранилищу какие-то новые филиалы или, скажем, банки, которые, возможно, мы будем приобретать, то я не вижу здесь сложностей. Мы специально выбрали легко масштабируемую систему. Только за время создания хранилища данных открылись два филиала, и подключение их к хранилищу прошло довольно быстро — практически за неделю.

НБЖ: Легко ли сотрудники переходят от привычных средств к работе в хранилище данных? А. ЗАЙЦЕВ: Сейчас наша самая главная задача — изменить мировоззрение сотрудников всех служб банка, перевести их на работу только с хранилищем. Не должно и мысли возникать о том, что «вот этот маленький отчет проще сделать в Excel». Сейчас мы продумываем регламенты по подготовке отчетности. Часть отчетов разработана сотрудниками финансово-экономического управления. При этом мы ориентируемся на структуру данных хранилища. Она прозрачна, никто ее без решения правления не поменяет, самодеятельность просто невозможна. Все получают данные из единого источника, структурированные по одним справочникам. С хранилищем на самом деле работать очень просто — информация на экране пользователя представлена в понятном виде, в ней легко разобраться.

НБЖ: Будет ли развиваться проект? В. ШМАКОВ: Проект в банке продолжается. Он развивается и вглубь,и вширь. Вместе с подразделениями мы разрабатываем специализированные формы отчетов для анализа их деятельности. Мы начали работы по созданию системы обязательной отчетности и механизма аллокации. А. ЗАЙЦЕВ: Обязательную отчетность мы будем автоматизировать таким образом, чтобы она соответствовала требованиям как РСБУ, так и МСФО. Сейчас в рамках технического задания разрабатываем формы отчетов, которые будут формироваться по данным хранилища. Создание механизма аллокации — еще одна приоритетная задача на ближайшее будущее. В результате мы сможем по единой методике оценивать финансовую эффективность подразделений банка, банковских продуктов, эффективность работы с клиентами и так далее.

НБЖ: Сейчас, оглядываясь назад, что следовало бы сделать по-другому в проекте? В. ШМАКОВ: Теперь, когда есть опыт и первые результаты, могу сказать одно: нужно было начать его раньше,в идеале — со дня основания банка,чтобы сейчас уже работало все, что мы задумали.

Факт Ханты-Мансийский банк — универсальная кредитная организация федерального значения, имеющая диверсифицированную ресурсную базу и осуществляющая весь спектр операций на финансовом рынке. Банк входит в тридцатку ведущих отечественных и 1000 крупнейших банков мира. Действует 18 филиалов и более 130 дополнительных офисов. Представительства банка работают в Праге (Чешская Республика) и Екатеринбурге. В отделениях организации ежегодно обслуживается порядка 2,5 миллиона человек, открыто свыше 700 тысяч карточных счетов, а также налажено сотрудничество с 40 тысячами юридических лиц. Основной акционер банка — правительство ХМАО.

Ссылка на материал

Источник: Национальный Банковский Журнал


Поделиться

Вернуться к списку публикаций