Конкурентное преимущество

— На наших глазах тема перевода ИT-инфраструктуры банка в сервисо-ориентированную архитектуру (service-oriented architecture — SOA) превращается в тему, за которой стоят реальные экономические выгоды. С чем это связано? Как связаны динамичное развитие банка и возможности, которые несет SOA? Олег Баранов: Конкурентная борьба вынуждает банки снижать стоимость обработки каждой транзакции и повышать скорость вывода на рынок новых банковских продуктов. В этих реалиях побеждают те организации, которые быстрее конкурентов могут подготовить ИT-инфраструктуру к обеспечению планов бизнеса по выходу на новые рынки, выводу новых продуктов, оптимизации бизнес-процессов. SOA — это идеология гибкости. Это идеология, которая позволяет организации максимально быстро автоматизировать новые бизнес-процессы, вытекающие из планов ее развития. Особенно актуальна SOA для динамичных финансовых организаций, в частности для розничных банков. Применительно к таким банкам можно со всей определенностью сказать: ИТ-инфраструктура, построенная в идеологии SOA, является их конкурентным преимуществом.

— Давайте внесем ясность. Существуют две категории поставщиков решений для финансового рынка, которые связывают свою деятельность с SOA. Это разработчики приложений и интеграторы. В чем различие использования ими SOA? Олег Баранов: Сервис-ориентированная архитектура — это подход к построению ИT-инфраструктуры организации, в соответствии с которым каждый ее бизнес-процесс рассматривается как набор взаимодействующих бизнес-операций — сервисов. Сервисом может стать, например, операция по открытию счета, операция по расчету процентов... В соответствии с этим подходом каждое используемое банком приложение может быть представлено как набор сервисов, а задача автоматизации бизнес-процессов трансформируется в задачу организации вызовов сервисов в нужной последовательности. Один из ключевых этапов построения SOA — выделение сервисов. При правильном их выделении сервисы являются слабосвязанными между собой, то есть работа одного сервиса не влияет на работу других. Если это так, то возникает одно из основных преимуществ SOA — гибкость, то есть возможность быстро автоматизировать новые бизнес-процессы, собирая их «из кирпичиков». Разработчики программных продуктов используют сегодня идеологию SOA для создания приложений, в которых модули или более мелкие компоненты взаимодействуют между собой через хорошо определенные интерфейсы, за счет чего уменьшается взаимное влияние компонент друг на друга. Такие приложения легче поддерживать и развивать в сравнении с монолитными системами предыдущего поколения. Иная направленность применения SOA у компаний-интеграторов, к числу которых принадлежит «Неофлекс». Мы работаем с банками, которые используют несколько информационных систем в своей деятельности. Банковские продукты, которые они предлагают рынку, базируются, как правило, на согласованной работе многих приложений. Классический пример — продукты в области розничного кредитования. Например, для обработки кредитной заявки необходимо выстроить связь фронт-офисной системы, в которую вводятся заявки, с системой скоринга, системой, обеспечивающей доступ к информации бюро кредитных историй, системой, выполняющей проверку потенциальных заемщиков на возможное мошенничество, с процессингом, если кредит предоставляется с посредством банковской карты, с бэк-офисной системой банка и так далее. Наша задача состоит в том, чтобы автоматизировать бизнес-процессы, в которых задействованы несколько информационных систем, стараясь по максимуму использовать их возможности. Такой подход позволяет сократить время реализации новых бизнес-проектов и существенно уменьшить затраты — мы максимально используем имеющиеся «кирпичики» для построения «нового здания» и максимально быстро включаем в ИТ-ландшафт новые приложения, если имеющихся недостаточно.

Быстро по требованию бизнеса

Возвращаясь к началу разговора, хотелось бы понять: ясны ли плюсы SOA самим банкирам? И в каких случаях возникает потребность переходе к SOA? Олег Баранов: Мы много работаем с розничными банками и видим, что руководители розничных проектов не мыслят своей работы без адекватной ИТ-поддержки. Да и трудно представить другое, ведь розница — это, как правило, большое число однотипных операций, которые не выполнишь вручную. Если говорить о потребностях в замене традиционной архитектуры на SOA-архитектуру, то ключевые слова во всех выполненных нами проектах — а они относятся к различным направлениям использования SOA — «быстро по требованию бизнеса». Все они носили для заказчиков «авральный» характер: банк должен был срочно автоматизировать новые бизнес процессы, а ИТ-инфраструктура, которая могла бы их поддержать, отсутствовала. Во всех проектах выбор реализации в пользу SOA-решения был сделан потому, что SOA как подход позволял получить максимально быстрый результат из всех возможных подходов. Необходимость серьезного развития ИТ-инфраструктуры может возникать в нескольких случаях: когда банк выходит на новые рынки, запускает принципиально новые для него бизнес-продукты, начинает использовать новые каналы продаж. Например, банк, ранее работавший в основном с юридическими лицами, развертывает работу с частными клиентами. Для такого банка необходимо быстро вписать в свой ИТ-ландшафт новые приложения, поддерживающее работу с частными лицами, и при этом не внести «озмущений» в текущую деятельность. Другой пример: банк, один из наших заказчиков, решил войти в партнерство с крупной розничной сетью, а эта сеть приняла решение кредитовать покупателей при посредничестве кредитного брокера. Чтобы выиграть тендер на работу с этой сетью, банку потребовалось быстро внести изменения в ИТ-инфраструктуру. Нужно было научится средствами ИТ получать от брокера кредитные заявки, быстро проводить скоринг, принимать решения по кредитам, формировать предложение клиенту и передавать эти данные обратно брокеру. Причем, как видите, в этом процессе задействованы приложения не только банка, но его партнеров. Естественно, что все это нужно было делать, ни на минуту не останавливая текущую деятельность, в рамках которой тоже все постоянно и динамично меняется.

— То есть, на Ваш взгляд, переход на SOA дает лучшие результаты в сравнении с переходом на новые, более совершенные ИТ-системы? Олег Баранов: Я глубоко убежден, что применительно к крупным банкам не существует какой-то одной ИТ-системы, которую можно приобрести, внедрить и решить все нынешние и будущие проблемы. Основой ИТ-стратегии все большее число банков выбирают принцип «лучшее от разных поставщиков». Иначе говоря, для поддержки каждого направления бизнеса многие банки используют лучшие решения из имеющихся на рынке. Я убежден, что для крупных динамичных банков единственный правильный путь в этой ситуации — это переход на сервисо-ориентированную архитектуру. Тем более что эта архитектура позволяет получить организации несколько очень важных преимуществ. Я уже говорил о первом преимуществе — возможности быстро выстроить по требованию бизнеса ИТ-составляющую «из кирпичиков» многоразового использования. И отсюда вытекает второй плюс SOA как подхода — относительно низкая стоимость проектов. В SOA-проектах нет трудоемкой задачи, которая всегда имеет место при традиционном подходе к интеграции приложений — задачи комплексного тестирования всего решения. Тестирование проводится поэтапно по мере запуска сервисов. Центральной компонентой в ИТ-ландшафте, построенном на принципах SOA, становится интеграционная платформа. Именно к ней подключаются все информационные системы, она же является той «магистралью», по которой доставляются между ИT-системами данные, необходимые для работы сервисов, и данные, являющиеся их результатами. Поэтому в качестве интеграционной платформы крайне важно использовать надежные продукты от ведущих поставщиков мирового уровня, таких как BEA, IBM, SAP, TIBCO. Мы имеем опыт работы на большинстве таких промышленных платформ, у нас есть масштабные проекты в банковской сфере, где идет работа с существенными объемами данных, и наш опыт показывает: реализованные в них технологии действительно работают, и декларируемые разработчиками потребительские свойства этих платформ действительно существуют. Построенная в итоге ИТ-инфраструктура оказывается надежной и будет легко масштабироваться и по производительности, и по числу обрабатываемых операций. Если, например, одна из систем становится узким местом, можно поменять только ее, только этот компонент. Мы можем, например, легко перевести скоринговую систему на более мощную платформу, или можем легко заменить ее на другую систему, все остальные системы ИТ-инфраструктуры об этом даже не узнают. Еще один плюс касается возможности создать основу для решения задачи управления бизнес-процессами за счет использования одной из компонент SOA — BPM-платформы, обеспечивающей моделирование, разработку, исполнение и мониторинг бизнес-процессов.

— В каких областях банки могут использовать преимущества SOA? Можете ли вы выделить типы SOA-проектов? Олег Баранов: Я бы выделил несколько основных типов SOA-проектов, в которых мы участвовали. Наиболее часто встречающийся случай — это классическое внедрение интеграционной платформы для организации надежного и эффективного взаимодействия нескольких ИТ-систем различных разработчиков. Проекты такого типа часто входят одним из пунктов в ИТ-стратегию банка и реализуются планомерно. Весьма востребованными сегодня являются проекты, суть которых состоит в автоматизации бизнес-процессов по продаже розничных продуктов — кредитов, вкладов, паев паевых фондов, страховых продуктов. Таких проектов мы выполнили довольно много. Я уже приводил пример на эту тему. Здесь могу добавить, что такие проекты, как правило, выполняют банки, ориентированные на большие объемы операций и соответственно заинтересованные в получении полностью автоматизированных, надежных и легко управляемых бизнес-процессов. К следующей группе я бы отнес проекты, связанные с внедрением банковских систем иностранных вендоров. Как известно, иностранные системы обычно не имеют функциональности, необходимой для работы в России: в них нет учета по российским стандартам, невозможно проводить платежи в рублях, нет всех необходимых реквизитов в базах данных по клиентам и так далее. Глубокая локализация иностранной банковской системы, добавляющая эту функциональность, — дело достаточно сложное и дорогостоящее, а иногда, как показывает опыт некоторых банков, и невозможное. Наша компания нашла изящный способ решения этой проблемы с помощью интеграционной платформы — одной из компонент SOA. В этом случае иностранная система внедряется вместе с российской АБС, а интеграционная платформа выполняет роль промежуточного слоя, который обеспечивает трансформацию данных иностранной АБС, то есть приведение их к виду, «понятному» российской АБС. Другая важная функция, которая возлагается на шину — реконсиляция данных двух систем. Основное преимущество этого подхода — обе системы дорабатываются минимально, за счет чего экономятся и время, и деньги. Наконец, есть еще один класс задач интеграции — на уровне пользовательского интерфейса. Можно выделить проекты по созданию порталов, предоставляющих пользователю на одном экране информацию, распределенную по различным системам различных поставщиков. Классический пример: необходимо предоставить сотруднику call-центра на одном экране данные об остатках по всем счетам клиента в банке и о статусе всех бизнес-процессов, которые банк ведет по отношению к этому клиенту. При этом кредиты ведутся в одной системе, вклады — в другой, кредитные заявки — в третьей, карты — в четвертой, а часть информации может вообще отсутствовать и вычисляться в режиме реального времени.

— Неоднократно звучала тема высокой скорости выполнения проектов. Вы можете привести какие-то количественные данные? Олег Баранов: Первый SOA-проект, который мы сделали для банка «Ренессанс Капитал», — это проект по поддержке работы с крупной торговой сетью . По условиям торговой сети кредит на покупку товара должен был «зачисляться» на кредитную карту, выдаваемую покупателю тут же, в магазине. При этом банк должен был иметь возможность одобрить кредитный лимит на сумму, превышающую стоимость текущей покупки, а карта с неизрасходованным лимитом оставалась у покупателя. Этот проект был реализован за 3 месяца. В банке BNP Paribas было создано решение, которое позволило нам внедрить иностранную банковскую систему в России за вполне разумные сроки — 9 месяцев. Проект по подготовке Русфинанс Банка к работе с револьверными кредитными картами, в ходе которого были интегрированы четыре системы, был выполнен всего за 4 месяца.

— А что « говорит» SOA о том, насколько должна быть глубокой специализация систем по функциям? Олег Баранов: В идеале, если при совершении тех или иных операций необходимо открыть или закрыть какие-либо счета, то лучше, чтобы это происходило в одной ИТ-системе. Но в реальной жизни свои учетные механизмы могут иметь несколько систем, используемых в банке — например, карточная система и corebanking-система. И нет смысла добиваться идеала, бороться за то, чтобы был только один сервис, обеспечивающий открытие счетов. Совершенно нормально, когда карточные счета ведутся в специализированной системе, а в центральную АБС попадают сводные данные. В то же время обычно corebanking-система кроме своей учетной функции выполняет и ряд других функций, например, расчеты. И в этом нет ничего страшного, совершенно необязательно, чтобы на каждую функцию была отдельная система. Согласно SOA-подходу, если у банка есть система, которая хорошо выполняет определенные бизнес-функции, то ее необходимо представить для окружающих ИТ-приложений в виде набора сервисов. В банке уже внедрены какие-то ИТ-приложения, в них вложены деньги, и цена замены каждой компоненты высока. Если имеющиеся компоненты удовлетворительно справляются со своими задачами, то лучше выстроить их взаимодействие разумным образом — минимизировать лишнюю передачу данных, лишние операции и так далее. Если же какая-то компонента не удовлетворяет текущим потребностям банка, то, возможно, разумно ее поменять. Идея сервисо-ориентированной архитектуры — оптимальным образом связать уже имеющиеся в банке системы и новые приложения, если они необходимы.

— Что вы вкладываете в данном случае в слова « оптимальным образом»? Олег Баранов: Очевидно, что критерии оптимальности всегда зависят от требований бизнеса, ведь именно их поддержку и должно обеспечивать создаваемое SOA-решение. А требования могут быть самые разные — к функциональности, к быстродействию, к тому объему информации, который решение должно обрабатывать, к его надежности и масштабируемости. Могут выдвигаться и другие требования функционального и нефункционального плана. Например, если банк планирует выдать десять миллионов однотипных потребительских кредитов, то ключевыми вопросами станут надежность и производительность SOA-решения. Если в стратегии банка — быстрый выход на новые рынки, то, возможно, оптимальным для него окажется встраивание в ИТ-ландшафт недорогого быстро развертываемого ИТ-продукта; при этом требования к функционалу и производительности решения могут быть довольно низкими. Все определяется конкретной задачей заказчика.

— Любой, даже небольшой проект, окончившийся неудачно, может сорвать планы развития банка. Кто в банке должен управлять SOA-проектом, чтобы он завершился успешно и в срок? Олег Баранов: По нашему опыту могу сказать, что проекты развития успешных банков зачастую выстроены вполне определенным, правильным образом. В частности, все новые бизнес-проекты ведутся в общепринятой проектной методологии. Имеется хорошо развитый проектный офис, который управляет решением всех задач, необходимых для реализации проекта, в том числе задач маркетингового продвижения продукта, обучения персонала в точках продаж и прочее. Естественно, взаимодействие бизнес-подразделений и ИТ-департамента также управляется определенным образом. И если оно выстроено правильно, то все четко понимают: какие шаги для успешного выполнения бизнес-проекта должны сделать бизнес, ИТ, другие службы. В частности, бизнес должен описать бизнес-процесс и нести ответственность за адекватность этого описания. Таким образом, если бизнес-подразделение банка не может «поладить» с «автоматизаторами», то, скорее всего, это проблема зрелости процессов организации. Важный момент: существует классический коммуникационный разрыв между бизнес-подразделением, которое ставит задачу в терминах бизнеса, и департаментом ИТ, который выражает свое понимание этой задачи на своем языке спецификаций и технических заданий. BPM-платформа, о которой мы уже говорили, позволяет описывать бизнес-процессы в стандартизированной нотации — на языке BPEL (Business Process Execution Language), причем подготовить такие описания могут сами сотрудники бизнес-подразделений.

Первый шаг — островок SOA

— Как вы полагаете, кто в банке заинтересован во внедрении SOA? Олег Баранов: С одной стороны, SOA-архитектура — «айтишное» понятие, и поэтому чаще всего продвигают ее CIO — руководители ИТ-службы банка. Но применить SOA-методы они смогут, только решая какую-то конкретную бизнес-задачу. Иначе говоря, очень важно найти прикладную бизнес-задачу, будь то вывод на рынок нового продукта или поддержание на новом уровне важного бизнес-процесса, и, решая ее, выстроить в банке «островок SOA». Когда бизнес увидит выгоды этого небольшого шага, гораздо легче будет обосновать дальнейшее развитие в эту сторону. С другой стороны, я считаю, что самым горячим сторонником SOA-проектов должен стать COO (Chief Operations Officer) — человек, который руководит операционной службой банка и отвечает за эффективность процессов. Эта должность пока еще «не прижилась» в штатном расписании отечественных организаций, но в западной практике такой человек обычно существует. Если руководитель бизнес-подразделения думает о том, что нового банк сможет предложить рынку, чтобы заработать, то руководитель операционной службы — о том, как поддержать процессами новые бизнес-идеи. И если этот человек понимает концепцию SOA, то он обязательно увидит в ее внедрении возможность решить свои задачи по развитию операционных процессов и управлению ими. Как мы уже говорили, один из компонентов построения SOA-решения — это BPM-платформа. Ее назначение — описать автоматизируемые бизнес-процессы и «руководить» всеми системами, предоставляющими сервисы для его выполнения. С помощью промышленного BPM-приложения, например IBM WebSphere Process Server, можно не только хорошо автоматизировать достаточно сложный бизнес-процесс. Такого рода платформы предоставляют удобные и мощные средства мониторинга бизнес-процессов. Они позволяют измерять показатели бизнес-процессов, сохранять метрики в базе данных и предоставлять их для анализа специалистам, отслеживающим качество процессов, их эффективность. Например, можно автоматически подсчитывать среднее время обслуживания клиента на определенном рабочем месте, среднее время обработки документов на каждом из этапов и другие показатели. Затем, анализируя эти данные в разрезе продуктов, точек продаж, регионов, можно разбираться в причинах, стоящих за конкретными цифрами. Например, искать ответ на вопрос, почему в какой-то точке продаж скорость обслуживания клиентов в два раза ниже, чем в среднем по региону, и предпринимать корректирующие действия. С помощью BPM-платформы удобно управлять не только бизнес-процессами, выполняющимися полностью автоматически, но и теми, где много так называемых задач персонала (human tasks). Например, при кредитовании малого или среднего бизнеса заявка может рассматриваться месяц, за который целый ряд сотрудников различных подразделений банка — кредитный инспектор, сотрудник службы безопасности, юридического отдела и других — должны поучаствовать в бизнес-процессе. BPM-платформа обеспечивает также передачу работ от исполнителя к исполнителю и учет ключевых параметров обработки каждого шага процесса, что позволяет, например, автоматически перераспределить поток заявок, если один из сотрудников заболел.

— Могут ли банковские специалисты самостоятельно перевести банк на SOA-архитектуру, купив «коробку с ПО»? Олег Баранов: В интернете появились интересные результаты исследования IBM. Они говорят о том, что среди тысячи руководителей компаний, где используется или планируется использование SOA, 56% респондентов ответили, что первопричиной ее неэффективного использования в различных проектах является отсутствие опыта работы по принципам SOA. Я считаю, что делать такой проект самостоятельно — не оптимально. Даже для того, чтобы выбрать эту «коробку», нужно использовать проектный опыт. Его, конечно, можно получить самостоятельно, но мое мнение — нужно обращаться к профессиональным консультантам, причем имеет смысл обращаться на самой ранней стадии проекта. Это позволит сэкономить и время, и деньги. И это — лучший способ быстро приобрести опыт в этой области.

— Какими компетенциями должна обладать консалтинговая компания, предлагающая услуги построения SOA? Олег Баранов: Как я уже сказал, консультанта необходимо приглашать на стадии выбора платформы, поэтому желательно, чтобы компания имела опыт выполнения SOA-проектов на основе различного ПО. А так как SOA-архитектура состоит из нескольких компонентов, то идеально, если компания, которая будет выполнять этот проект, имеет экспертизу не только в использовании интеграционной платформы — ESB, но и во всех (или большей части) других ее компонентов — BPM-платформе, средствах построения порталов, ETL-средствах и многих других. Помимо этого компания должна иметь четыре ключевых качества: компетенцию в разработке правильной архитектуры решения; умение правильно организовать SOA-проект, знание отраслевой специфики и квалифицированные кадры. Консультант, который понимает бизнес заказчика, имеет больше шансов принять правильные решения. Кроме того, будет сэкономлено время, а соответственно и деньги, на изучении консультантом предметной области. Ну и, конечно, важно иметь квалифицированный персонал, чтобы реализовать проект успешно и в срок. У компании «Неофлекс» все это имеется. И хотя мы — молодая компания, 11 февраля нам исполнилось 3 года, мы имеем в своем багаже уже более десяти успешно реализованных SOA-проектов для крупных российских и иностранных банков, и по нашим данным, мы по этому показателю лидируем как минимум в финансовом секторе российской экономики.

«Домашние заготовки»

— Для того чтобы принять на себя ответственность за ИТ-поддержку банковского бизнеса, компания-консультант должна обладать обширными компетенциями в банковском деле... Олег Баранов: Одна из особенностей компании «Неофлекс» как раз и состоит в том, что на сегодняшний день мы работаем исключительно с организациями финансового сектора — с банками, инвестиционными компаниями, другими финансовыми организациями. И опыт наших сотрудников не ограничивается сферой ИТ — технологией SOA и программированием. Мы обладаем очень большой экспертизой именно в сфере банковских и финансовых технологий. Как минимум половина наших сотрудников и фактически все ключевые люди в компании имеют многолетний опыт автоматизации банковской деятельности. Мы глубоко понимаем все аспекты банковского бизнеса, соответственно, нам гораздо легче понять потребности бизнес-заказчиков, разговаривать с ними на одном языке и предложить верное решение конкретной задачи. Нередко случается и так, что, приходя к заказчику, мы уже знаем набор стоящих перед ним задач, и часто у нас уже есть »домашние заготовки», позволяющие быстро создать решение. По моему мнению, это как раз то, чем «Неофлекс» выделяется среди других компаний, предлагающих подобные услуги.

— Вы сказали, что недавно компания «Неофлекс» отметила 3 года своей работы. Как вы могли бы охарактеризовать итоги прошедшего периода? Олег Баранов: Третий год своей жизни наша компания завершила весьма удачно. Мы выросли более чем в два раза по численному составу, и сейчас в компании работает более ста человек. Доходы компании от продажи услуг и программных продуктов других поставщиков за прошедший год выросли в 3 раза по сравнению с предыдущим годом и превысили $9 млн, причем основная доля приходится именно на наши услуги. Хотел бы отметить, что мы растем на 300% второй год подряд и рассчитываем динамично расти и в дальнейшем. Но, наверное, не цифры главное, цифры в отчетах — это следствие реальных дел, реальных проектов. Мы гордимся тем, что нам регулярно удается быть первыми в применении новых подходов и инструментов. Мы первыми в России автоматизировали в архитектуре SOA бизнес-процесс по продаже банковских продуктов. Мы первыми применили интеграционную шину при внедрении западной АБС. Первыми в России внедрили решение на основе IBM WebSphere Process Server. Хочу подчеркнуть, что это был первый проект не только в финансовой отрасли, а в стране в целом. Мы очень хорошо понимаем, что залог успешной деятельности нашей компании — это люди, наши сотрудники. Мы шаг за шагом строим консалтинговую компанию, в которой, по известному выражению, «кадры решают всё». Поэтому в прошлом году мы сделали серьезные инвестиции в развитие системы мотивации компании, выполнив совместный проект с профессиональной компанией «ЭКОПСИ Консалтинг». Основная идея новой системы мотивации, запущенной с начала года — сделать компанию более привлекательной для специалистов за счет построения прозрачной системы развития для каждого сотрудника. В рамках нашей системы каждый сотрудник понимает, что он должен сделать для того, чтобы продвинуться по карьерной лестнице и, как следствие, повысить свои личные доходы.

— Вы сказали, что компания «Неофлекс» планирует активно привлекать специалистов с рынка труда. Не помешает ли вашим планам нестабильность мировой финансовой системы, которая может отразиться и на российских банках? Олег Баранов: Мне тяжело судить о влиянии глобального кризиса на финансовых рынках на российскую банковскую систему — это в большей степени макроэкономический вопрос. Однако очевидно, что если мировой кризис серьезно ударит по российским банкам, то это не может не сказаться на таких компаниях, как наша. Понимая, что такая возможность существует, мы предпринимаем специальные действия, которые позволят нам сохранить стабильность в любом случае. Но на сегодняшний день российская банковская система выглядит вполне устойчивой и большинство банков не утратили потенциала быстрого развития. Поэтому наши планы на текущий год остаются неизменными: мы планируем выполнить как можно больше успешных проектов. И очевидно, что для этого нам понадобится много новых специалистов. Я был бы рад сказать «как можно больше новых специалистов», но, к сожалению, скорость включения людей в нашу компанию ограничена: вновь приходящих сотрудников нужно обучать и встраивать в наши процессы, чтобы сохранить высокий уровень качества услуг. Ведь мы очень четко понимаем, что уровень сервиса, который мы предлагаем клиентам, — это фундамент развития нашей компании.

Аналитический Банковский Журнал, № 2, 2008

Источник: Аналитический банковский журнал


Поделиться

Вернуться к списку публикаций