Фрагмент интервью:

О планах по цифровизации своей деятельности в последнее время заявляют практически все компании реального сектора российской экономики, однако стоит признать, что реальные результаты перехода в «диджитал» становятся публичными намного реже и трактуются куда как более сдержанно. А вот для одного из крупнейших российских грузоперевозчиков, компании «ПЭК», цифровая трансформация стала реальностью: компания начала эксплуатацию Центра управления перевозками (ЦУП). Новая платформа объединила различные подразделения компании в рамках единого цифрового поля, изменила саму структуру внутренних бизнес-процессов и позволила повысить ряд критически важных показателей. О том, как проходило внедрение этой системы и о результатах реализации проекта, «Известиям» рассказал Сергей Семененко, исполнительный директор компании «ПЭК»

Известия: Почему компания из такой, казалось бы, консервативной отрасли, как перевозки, вдруг вообще взялась за цифровую трансформацию?

Сергей Семененко: На самом деле ПЭК взяла курс на цифровизацию задолго до того, как об этом заговорили, в том числе и на правительственном уровне. Мы считали всё и всегда, и в результате в какой-то момент поняли, что обладаем исчерпывающим набором данных в рамках каждого конкретного бизнес-процесса. Это помогало понимать ситуацию «в моменте» как по конкретным отделениям, так и по компании в целом, но это были данные, актуальные на «вчера», а нам была нужна система, способная прогнозировать ситуацию на «завтра», причем на каждом конкретном участке цепи бизнес-процессов конкретного отделения. Только так мы могли получить возможность управлять грузопотоками, оперативно реагируя на те или иные события. На эту потребность накладывался рост бизнеса компании «ПЭК» в целом: количество заказов и число транзакций постоянно росло, и нам нужно было разработать платформу «на вырост».

Известия: Для чего это было нужно? Какие бизнес-цели вы преследовали?

Сергей Семененко: Во-первых, такая платформа нужна была для снижения стоимости фрахта в пересчете на каждый заказ. На фрахт приходится ощутимая часть издержек в нашем бизнесе, так что маржинальность перевозок крайне чувствительна к этому параметру. Для примера, каждый недоиспользованный кубометр грузового пространства в стандартном полуприцепе объемом 90 кубометров означает рост себестоимости перевозок на конкретной фуре более чем на 1%. Во-вторых, нам нужно было обеспечить ритмичность перевозок, что, в свою очередь, связано с графиком работы сотрудников в отделениях. Планируя работу команд, мы можем избежать авралов и, как следствие, переработок. За них нужно доплачивать, так что они тоже составляют ощутимую долю в структуре производственных издержек. И наконец, это автоматизация труда логистов. Новая система должна избавить их от необходимости прокладывать маршруты и составлять расписания вручную, а значит, и от ошибок, связанных с человеческим фактором.

Полную версию интервью можно прочитать на сайте издания Известия

Пресс-служба

Остались вопросы или нужна дополнительная информация? Позвоните в пресс-службу по номеру
495 984-25-13

Или отправьте письмо на marketing@neoflex.ru

Мы рады помочь!

Подписаться на рассылку

Будьте в курсе свежих событий в «Неофлекс»


Поделиться

Вернуться к списку публикаций